Forest Insider

Военная археология

Забытые герои

Утренний лес, пение птиц, окраина Синявинских торфоразработок. Линия траншей уходит вглубь березовой рощи, пролегая прямо по насыпи бывшей узкоколейки.
«Где-то здесь должа быть санитарка (санитарное захоронение)…» — мысли вслух.

 

«Все, перекур.» — я уже изрядно вымотался за сегодня. Уже вечер, набегались по лесу. Ноги гудят. 

«Вон на край воронки давай присядем, место удобное» — отзывается мой товарищ.

Закуриваем. Молча дымим, разгоняя рой комаров. За сигаретой рассматриваю воронку, на краю которой мы сидим: воронка как воронка, только с одной стороны как будто расширена и кажется, что это просто два снаряда упали рядом. Только снаряды не оставляют квадратных воронок. А одна из стенок этой имеет все признаки рукотворности — прямая как стенка блиндажа.

«Странная воронка» — говорю шепотом -«Похоже на санитарку».

Мой друг просто задумчиво молчит. Еще с сигаретой в зубах хватаю металлоискатель и начинаю кружить по воронке. 

«Вот неугомонный…» — слышу в спину.

Лес всегда придавал мне какой-то необъяснимой энергии.

Сигналов нет. Но необычность ямы не отпускает. Щупа ссобой не взяли, шли же ведь на разведку, налегке, только лишь с верховыми металлоискателями. 

«Надо шурфануть» — говорю и повторяю — «Странная воронка».

Хватаю лопату и прямо по центру воронки начинаю вырубать в дерне квадрат в два штыка лопаты шириной. Углубившись где-то на пол метра, штык лопаты воткнулся во что-то упругое и мягкое. Убираю песок руками — войлок…

«Валенок!» — кричу другу. 

Вытаскиваю его и сразу вижу кости, торчащие из валенка. 

«Всетаки санитарка» — первая мысль в голове.

Мой товарищ тоже хватает лопату и мы уже вдвоем расширяем раскоп. Получился шурф метр на метр. Под валенком обнаружился второй и кости. Лопата проваливается в просевший мягкий грунт и в руки отдает характерным стуком останков, заодно снизу вырывается поток воды вместе с затхлым запахом, что вполне ожидаемо, ведь совсем неподалеку болото.

«Точно санитарка,» — говорю другу — «Звони командиру».

Бросаем лопаты и садимся на перекур. Я звоню ребятам с отряда, работающим в паре километров от нас, с просьбой помочь с подъемом. Мой товарищ — командиру. Оба возбуждены, в руках мандраж. 

«Надо расширять яму до краев воронки».

Поисковики

Снимаем дерн на размер всей ямы и начинаем слой за слоем выбирать песок, пока не натыкаемся на кости. Воронка полностью завалена бойцами. Откладываем в сторону лопаты, дальше работа только руками. Лопаты нужны будут только чтобы убирать выбранный и просеенный грунт.

Жаль археологию толком не сделать, вода постоянно прибывает и размывает песок. 

Все бойцы в валенках. Не иначе как после зимних боев 1942ого. Несколько солдат были в меховых куртках, сначала показалось что это просто волосы. Не видел раньше такого. Не часто в санитарки стаскивали одетых бойцов. Даже валенки не забрали…

Валенки

Судя по зубам — все разного возраста. Нашлась даже вставная челюсть с протезами из нержавейки.

Вставная челюсть

Товарищ, обкапывая руку одного из солдат, показывает мне сохранившиеся ногтевые пластины на пальцах. После чего с дрожащими руками вылезает из ямы на перекур. 

Останки бойцов собираем полностью и раскладываем на бруствере воронки, чтобы не перепутать где чьи кости. Иногда не понятно где чья рука или нога, останки идут в два слоя.

Валенки

Через часа четыре, после того как пришли ребята с отряда, находим первый смертный медальон. 

Смертный медальон

«Точно по 42ому» — всплывает мысль у меня в голове. К сожалению он оказался не заполнен. Забираем на экспертизу, может просто не видно чернил/карандаша человеческим глазом, а электроника увидит.

Снаряжение у бойцов самое разнообразное. Кроме курток с меховой подкладкой, мы обнаружили несколько гражданских ремней. Почти у всех какие-то личные вещи: карандаши, бритвенные принадлежности, зеркальца. Даже один кошелек с банкнотами. 

Кошелек

Перед глазами ногти, волосы, зубы из разбитых челюстей, бойцов все же нехило порубило в бою…

У одного из солдат в валенке — алюминиевая ложка. С четко видной надписью — фамилия бойца. С обратной стороны видны инициалы. Откладываем останки этого бойца вместе с ложкой в сторону, возможно удастся найти информацию и родственников.

Солдатская ложка

15 человек лежат здесь и лишь у одного ложка, по которой можно восстановить имя героя. 1 опознанный на 14 безымянных. Такая вот статистика…

Санитарка

Ссылка на мой Яндекс Дзен канал: http://zen.yandex.ru/poiskovik

Подписывайтесь на сообщество сайта вконтакте: https://vk.com/forestinsider

Постскриптум:

Нам всетаки удалось вернуть имя бойцу с подписной ложкой — Березин Анатолий Семенович, 1921 г.р.  уроженец Кировской области. Погиб в феврале 1943 года, звание — старший сержант.  Награжден медалью «За отвагу», выписка из приказа 27 января 1943 года: «За то, что он во время боевой операции наших войск по захвату г.Шлиссельбург прямой наводкой разрушил 5 пулеметных ДЗОТов, уничтожил орудие ПТО с прислугой и 2 пулемета противника, чем помог нашей пехоте захватить высоту «Преображенская» и церковь южную в г.Шлиссельбург». 

Личные вещи переданы родственнику. Боец похоронен с однополчанами 7 мая 2018 года.

Березин

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2018 ©️ Forest Insider Любое копирование материалов с сайта запрещено без использования обратной ссылки