Forest Insider

Военная археология

Дорога в поисковики

Из черных в белые

Все началось с детства. Мы жили в одном из военных городков на Карельском перешейке, который так же как и большинство населенных пунктов не обошла стороной война. И Зимняя и Великая Отечественная стремительно пронеслись, меняя облик города до неузнаваемости. От всей довоенной территории застройки на данный момент осталось процентов 20, не считая территории порта и воинской части.
Гуляя с друзьями по берегу Финского залива, до которого от моего дома было метров 100, мы частенько находили и железные ядра, напоминающие о событиях войны со Шведами, и гильзы от винтовок — следы Зимней войны и войны Продолжения. Иногда попадались и старые финские монеты — толкнувшие нас ковыряться в старых финских фундаментах домов, в изобилии расположенных как и в самом городе, так и в лесах в 5ти минутах ходьбы от самого крайнего жилого дома.
Естественно среди осколков кирпичей, посуды, латунных ручек от шкафчиков и прочих находок попадались и стрелянные гильзы, а иногда и магазины от пистолетов пулеметов Шпагина и к финскому пулемету Лахти-Солоранта.
Первой по настоящему ценной для меня находкой стала финская каска м-16 , «рогач» на жаргоне копарей за характерные рожки — крепление для лобовой бронеплиты. После — первый выкопанный финский блиндаж, с ящиком полусгнивших патронов к сигнальной ракетницы. А затем мы принялись и за острова Выборгского залива. На которых тоже хватало и укреплений, и траншей, в которых частенько попадалось самое разнообразное железо.
Переехав жить в Питер, я некоторое время не ездил в леса, в основном из-за незнания мест и занятости на учебе.
Затем я познакомился на тематическом форуме с несколькими копарями с Карельского перешейка. И стал проводить в лесах почти каждые выходные.
Больше всего, кроме естественно находок, меня привлекал дух той самой свободы, спокойствие леса, безмятежность и чистота природа, шанс сбежать из шумного и суетного города. Подальше от людей, проблем, выхлопных газов и серостей будней. В лесу мир заново обретал краски и чувствовалась реальность жизни. Все мы дети природы и думаю нет ни одного человека, который бы отрицательно относился к возможности оставить все и просто уехать куда-нибудь подальше за город. Для поисковиков и просто копарей это вообще как зависимость, необходимость постоянно выезжать на природу.

По воле случайности, мне довелось оказаться на местах боев Ленинградского фронта. Тут то и начались подъемы бойцов. Вспоминается тот самый шок от количества останков, людей, отдавших жизни за наш город и свободу. Брошенных и забытых на полях боев. «Народ который не помнит своего прошлого, не имеет своего будущего», так ведь сказано не однократно. Я не беру в оборот слова «никто не забыт и ничто не забыто» — все это слишком громко и сильно расходится с реалиями жизни. Наверное тот самый шок от наплевательского отношения к памяти погибших и переключил что-то во мне, сподвигнув сделать поисковую работу делом жизни.
Останки нужно было куда-то передавать — так я стал «работать» с поисковым отрядом. Для меня не было особой разницы в отрядах, одни занимались больше полевой работой, другие самопиаром. Всех тонкостей я не знал, да и до сих пор думаю, что судить поисковиков лучше по костяку отряда а не по всем людям. А затем я подал и заявку на вступление. Для меня стало приятным сюрпризом, что и в моем теперь отряде, всеже нашлись и такие как я, бывшие «черные следопыты», с огромным опытом работы и без лишних пафосных мыслей в голове.
Говорят патриотизм — должен быть на деле. Так вот я могу с уверенностью сказать про поисковиков — они не говорят, они — делают.

Еще больше статей на моем Яндекс Дзен канале http://zen.yandex.ru/poiskovik

2018 ©️ Forest Insider Любое копирование материалов с сайта запрещено без использования обратной ссылки